Совет бизнесменов Монголии организовал 14 августа встречу президента Монголии Халтмаагийн Баттулга с местными и иностранными инвесторами и бизнесменами. Среди приглашенных оказался предприниматель из Бурятии. Он рассказал нам о подробностях встречи с главой государства. 

- Эта встреча знаковая, учитывая то, что сам недавно избранный президент Монголии имеет богатейший опыт бизнеса в самых разных сферах. Поэтому он со знанием дела говорил о необходимости улучшить инвестиционную и правовую среду. Он сказал, что, имея опыт в бизнесе, в частности в торговле и производстве, будет поддерживать их, - рассказывает бизнесмен из Бурятии Гэсэр Зондуев, работающий в Монголии. - В конце встречи мы могли свободно пообщаться с президентом и получить ответы на интересующие вопросы. 

- На каком языке общались иностранные инвесторы и бизнесмены? 

- Президент говорил на монгольском. Его речь переводили на английский. 

- Вы знаете монгольский язык? 

- Да, за три с небольшим года работы в Монголии выучил. Не могу сказать, что идеально, но достаточно для деловых переговоров, общения и понимания. По крайней мере, я прекрасно понял, о чем говорил президент и без перевода. 

- Какие самые яркие моменты речи вы бы отметили? 

-  В самом начале своего выступления Халтмаагийн Баттулга сказал, что народ хочет справедливости. И добавил: но о какой справедливости может идти речь, если верхушка власти коррумпирована? Необходимо начать чистку сверху. 

- Достаточно громкое заявление с намеком на кадровые зачистки. 

- Более того, президент задал вопрос: почему люди хотят работать во власти? И сам на него ответил: они хотят разбогатеть, участвуя в политике. Баттулга стал президентом, чтобы прекратить эту безнравственность. Людям, которые разбогатели, занимаясь политикой, он дал 49 дней. Есть много способов узнать и добыть информацию из офшорной зоны и об офшорных счетах. Как вы понимаете из этих слов президента, это даже не намек. Вы ведь уже слышали о том, что одним из первых распоряжений избранного президента было требование для госчиновников, скрывших свои деньги в офшоре. 

 - Что в его речи было такого, что может повлиять на отношения с Россией, и с Бурятией в частности? 

- Прежде всего, то, что страна, которая не имеет выхода к морю, может развивать экономику и экспорт благодаря развитой сети железных дорог. Как вы знаете, из России в Монголию пока идет только одна железная дорога, построенная еще в советские годы. Халтмаагийн Баттулга выразил сожаление, что политическая и бизнес-группировка остановила проект по железным дорогам.  «Правительство, связанное с ними, защищая иностранных бизнесменов, имеющих большой интерес к горнодобывающему сектору, остановило работу. Но я, опираясь на монгольский народ, оказавший мне доверие, вновь начну этот проект» - я буквально цитирую слова президента. Напомню, что с 2008 по 2012  год он был министром строительства и перевозок железнодорожным транспортом. Тогда Баттулга особое внимание уделял проекту реконструкции дорог в центрах аймаков. Начали с Баянхонгора. 

- Железная дорога ведь пересекает всю Монголию? 

- Да, общая протяжённость транзитной железной дороги 5000 км. Из них 1800 км обслуживала компания «Макендзи». Среди конкретных шагов в этом направлении президент  пообещал начать свои визиты за границу с посещения соседних стран - России и Китая. И уже в начале сентября он поедет на форум во Владивосток. Вместе с ним туда отправятся представители правительства и бизнеса. 

- О новом президенте Монголии писали в том числе на сайте АРД, мол, Баттулга - антикитайский националист. 

- Он сам публично опроверг эти слухи. Более того, заявил, что на самом деле это слова министра иностранных дел Монголии. Президент сказал (дословно): «Я же не говорил ничего плохого о Китае. Только сказал, что наша экономика зависит от Китая. И почему нашей религией не может быть буддизм, почему мы не можем поклоняться Будде? Приглашать Далай-ламу запрещено. Я обязательно поговорю об этом с южным соседом. Буду настоятельно просить не вмешиваться в наши внутренние дела, ведь мы никогда не вмешивались во внутренние дела Китая». 

- Перейдем к более насущным вопросам. Нам, жителям Бурятии, кажется, что сельское хозяйство, особенно животноводство, у ближайших соседей процветает. Чему мы можем научиться у них? 

- На самом деле Баттулга назвал сельхозпроизводство самой худшей отраслью. В доказательство привел цифру: на сегодня в стране 60 млн голов скота, но их не могут использовать полностью. Проблема в невозможности переработать сельхозпродукцию. Сравните цены на примере шкур овец. Три ее шкуры стоят 1500 тугров. Это чуть более 30 рублей. Президент сравнил - столько же стоит лапша быстрого приготовления. Поэтому власти хотят ввести акциз 300$ на шкуру овцы. Как видите, цель нового главы государства - перерабатывать и производить сельхозпродукцию максимально эффективно. Сейчас в основном все шкуры и продукты сельхозхозяйств идут в Китай. Пока монголы планируют организовать производство, которое будет перерабатывать  более 10 млн голов скота в год. 

- Какие еще вопросы волновали бизнес-сообщество и о чем спрашивали чаще всего? 

- Были вопросы про налогообложение. Президент признал, что ситуация с налогообложением сейчас непонятна. Бизнес-среда, по его словам, находится в упадке. И президент намерен бороться с этим. В ближайшее время будут изыскивать возможность оказания помощи и изменения в законодательстве. 

- Наверное, лучше всего чувствует себя горнорудная промышленность страны? 

- Директор компании «Майнинг консалтинг ресурс» спросил: какой политики вы будете придерживаться в сфере горнодобывающей отрасли и инвестиций в эту отрасль? Президент ответил, что вокруг этой отрасли крутятся большие деньги в инвестициях. И мы должны пристально смотреть и проверять, т.к. при таких больших деньгах появляются большие желания и коррупционная составляющая. 

- Вы на себе ощущаете все плюсы и минусы ведения бизнеса в Монголии. Каково бизнесмену из Бурятии там работать? 

- Плюсы и минусы есть везде, независимо от страны. Бизнес на то и бизнес, чтобы уметь гибко реагировать. В этом смысле бизнесмен из Бурятии в Монголии ничем не отличается от коллеги, например, из Иркутска. Разве что со знанием бурятского языка легче перейти на монгольский язык.