В детстве часто слышала  о нем из уст моей эжы Долгор Цыденовны Аюшеевой. Гомбо Бадмажапов был из булагат, бурят готол-бумальского рода сахьятан, пишет Вера Аюшеева. 

Из истории знаем, что еще в 1689 году томский наместник Ф. Головин заключил договор о переезде с шестью родовыми головами: алагуй, харанут, готол-бумал, олзон, шоно, бабай хурамша. Булагаты жили в бассейне реки Ангары, за Байкалом. С XVII века люди этих родов стали жить на территории нынешних Иволгинского и Селенгинского районов.

Земляки звали его Гомбо нойон, Жабай Гомбо. Он родился в  1872 году в местности Бухэн-Тохой Жаргалантуйской общины Селенгинского ведомства.  Он был пятым сыном Гэндэна, но отец отдал его бездетному брату Бадмажабу. Гомбо с детства рос смышленым мальчуганом. Первым его учителем был мой прапрадед, поверенный в делах (зайсан) готол-бумальского рода Селенгинской степной думы Цыбден Цыренов. Он обучил его старомонгольской письменности, русской грамоте. Зайсан Цыбден Цыренов был человеком прогрессивным для своего времени.

- Имел много правительственных наград. Выписывал много газет и журналов. У нас висел портрет царской семьи. У него было четыре дочери и сын, - рассказывала бабушка.

Гомбо Бадмажапов очень уважал нашего деда, называл его «багша» и часто навещал его. Гомбо хотел учиться дальше. Среднее образование получил в городской школе.

Работа в Пекине

После окончания школы в 1889 году служил  в Пекине в русской почтовой конторе. Самостоятельно изучил китайский и маньчжурский языки. По словам старейшего историка Бурятии Б.Д. Цыбикова, он в совершенстве владел и немецким языком. Про Гомбо говорили, что он везучий человек. Удача в жизни больше давалась благодаря его большому трудолюбию, стремлению к образованию.

Селенгинские булагаты были казаками Янгажинской станицы.  Пришло время служить в армии. Знание языков позволило Гомбо  получить назначение в Монголию. В Урге он служит переводчиком в русском консульстве, здесь же экстерном получил диплом переводчика на имя Сергея Борисовича Бадмажапова. С 1893 года работает переводчиком при амурском губернаторе, с 1898 года служил при пограничном комиссаре Амурской области.

В 1900 году молодой казак офицер русской армии Гомбо Бадмажапов переведен в Порт-Артур. Затем в составе русского казачьего отряда легкой кавалерии направлен в Китай защищать Пекин от японских захватчиков и бандитов-мародёров. Восстание ихэтуаней, так называемых боксеров или больших кулаков, охватило весь город. По просьбе китайского правительства 11 государств прислали в Китай свои войска. После войны велись трудные переговоры со странами-участниками. Здесь Гомбо Бадмажапов работал как переводчик, и как чиновник в составлении договоров. Заслуги его были отмечены орденом Станислава III степени, серебряной медалью «За поход в Китай», а китайцы наградили орденом Дракона.

Русско-японская война

Русско-японская война, в которой участвовали Гомбо Бадмажапов и бурятские казаки, началась в январе 1904 года.

Мою прабабушку звали Аюшин Бутэшхэн. Её брат, Сонды Жамбалов, был казаком, участником Русско-японской войны. Он 25 лет служил в армии. Мы звали его Федор нагаса. Я хорошо его помню. Высокий худощавый старик часто бывал у нас. Заслуги бурятских казаков отмечал барон Врангель. Порт-Артур был в блокаде, гарнизон страдал от отсутствия продуктов. Гомбо Бадмажапову, отлично владевшему китайским языком, поручено доставлять продукты из Китая. Через четверо суток по морю, скрываясь от японских миноносцев, он прибыл в Шанхай. Известно, что Гомбо Бадмажапов сумел привлечь консула для снабжения Порт-Артура продуктами питания и боеприпасами с французских судов. В числе отличившихся офицеров был представлен к французскому ордену «Аннамский крест». До 1910 года Гомбо Бадмажапов работал в Шанхае помощником и переводчиком военного атташе, способствовал сотрудничеству с дипломатами разных стран.

Зандан Жуу – буддийская святыня

Статуя Сандалового Будды (Зандан Жуу) считается единственной прижизненной скульптурой Будды Шакьямуни. В начале XX века статуя тайно была вывезена из Китая. Считается, что ее привез соржо-лама Эгитуйского дацана Гомбо-Доржо Эрдынеев. Но как рядовой лама в одиночестве смог вывезти статую из Китая?

Селенгинцы говорят, что помог вывезти статую Гомбо-нойон. Он подготовил необходимые документы с печатью маньчжурского императора для беспрепятственного перехода границы. Другим действующим лицом в операции по тайному вывозу статуи Зандан Жуу, уникальных книг и других ценностей, возможно, был его знаменитый земляк Найдан Гомбоев. Он был братом Хамбо ламы Дампила Гомбоева, который в течение 19 лет пребывал на этом высоком посту, пользовался огромным влиянием на народ. Найдан Гомбоев был женат на Елене Старцевой, дочери декабриста Николая Бестужева.

Найдан Гомбоев и Гомбо Бадмажапов  в это время жили и работали в Китае. Наверняка они осуществили эту операцию по тайному вывозу Зандан Жуу. Без влиятельных знакомых, связей и знания языка эта работа была почти неосуществима. Об участии Гомбо Бадмажапова в тайном вывозе Зандан Жуу я слышала от шэрээтэ Загустайского дацана Баясхалана-ламбагая. Рассказывали в газете «Буряад унэн» Л.Н. Ачитуев и Л. Намжилон в своей книге «Золотые четки».

Возвращение на родину

До 1910 года Гомбо-нойон находился в Китае, там и женился на китаянке Сые, 1887 года рождения. Забегая вперед скажу, что об этом я узнала из архивной справки УФСБ России по РБ по моему запросу в марте 2017 года. В Китае у них родился сын Далай. Он получал пенсию Российской империи по 600 рублей в год, как  отставной коллежский асессор МИД России. Гомбо-нойон пользовался большим авторитетом земляков.


Гомбо Бадмажапов с женой Сыя и сыном Далаем

В родном Бухэн-Тохое обзавелся хозяйством: построил дома, амбар, баню. Имел 6 голов крупного рогатого скота и 60 овец. Засевал зерновые, с покосов убирал высокий урожай сена.

Дом свой построил недалеко от Загустайского дацана. Старожилы вспоминали: дома его стояли двухэтажные, добротные, с красивыми ставнями. Усадьба Гомбо-нойона была красивой, ухоженной. Был вырыт пруд, заполнявшийся по канаве из речки Убукун. На берегах пруда посадил деревья. В этом пруду катали на лодке сына Далая. Эжы говорила, что он был моим ровесником – 1906 года, изучал много языков.

На родине Гомбо-нойон занимался общественными делами. В улусе Жаргаланта располагалась управа Оронгойского хошуна (по-нынешнему райцентр):  земская контора, полицейский участок, пристав, почта, ветеринарная и землеустроительная службы, кооперативная лавка пайщиков, приходское двухклассное училище, больница. Сюда подчинялись улусы от Бургастая до Иволги. Постоянно и деятельно участвовал в делах хошунной управы, «регулируя порядок взыскания с населения ясачных и других податей и налогов, стараясь перейти на систему обложения - не на душу, а на имущество». Он был еще и меценатом. На его деньги были построены дуган в Загустайском дацане, школа.

Хамбо лама Итигэлов и Гомбо-нойон

XII пандито Хамбо лама Даша-Доржо Итигэлов и Гомбо Бадмажапов были хорошими знакомыми, даже можно сказать  родственниками. Сестра Гомбо-нойона была замужем за брата Хамбо ламы Итигэлова. В январе 1913 года они получили приглашение на празднование 300-летия Дома Романовых и освящение буддийского храма в Санкт-Петербурге.

- …На юбилейные торжества в Петербург прибыли главный тайша Забайкальской области пандито Хамбо лама Даша-Доржо Итигэлов и полномочный посланник монгольского правительства князь Дайтцин-Ван Ханда Дорчжи. …В составе делегации были также шэрээтэ Гэгэтуйского дацана П. Жигмитов, Ц. Жамсарано, Э.-Д. Ринчино, Гомбо и Цокто Бадмажаповы. Хорунжий Цокто был прикомандирован в качестве переводчика, а Гомбо-нойон занимался в Китае закупкой чая. 19 марта бурятская делегация удостоилась личной аудиенции императора, - говорила в своем докладе Т. Бардуева на научной конференции, состоявшейся в Улан-Удэ 8 - 11 сентября 2011 года.

Во многих источниках написано, что Гомбо и Цокто были братьями. Цокто был родом из Шараголы Кяхтинского района. На фотографии в Санкт-Петербурге 1913 года сидят пятеро знатных бурят: в центре Хамбо лама Д.-Д. Итигэлов, рядом слева от него - Гомбо Бадмажапов, с краю в военной форме с саблей у ног – Цокто Бадмажапов, по другую сторону шэрээтэ Янгажинского и Агинского дацанов.

У Гомбо Бадмажапова на отвороте костюма видны три креста и много других знаков отличия, медали. Известный краевед, член Союза писателей РБ Юрий  Ешиевич Будаев сверил в справочниках. Это были высокие награды империи:

- крест ордена Владимира IV степени – «за доставку секретных государственных документов и другие поручения во время осады Порт-Артура»;

- крест ордена Анны III степени – «за подавление  боксерского восстания и участие в штурме и взятии столицы Китая»;

- крест ордена Станислава III степени – «за успешные переговоры между российским правительством и Китаем» после подавления боксерского восстания, обеспечение выполнения условий договоров и восстановление мира».

Гражданская война и революция

В 1915 - 1916 годах ездил в Петроградский лазарет для больных и раненых воинов. С первых дней революции временно исполнял должность председателя Селенгинского аймачного революционного комитета в ожидании С.Б. Цыбыктарова,  был приглашен на эту должность из Монголии. Об этом писал историк здравоохранения Д.Б. Батоев в своей книге о С.Б. Цыбыктарове «Первый доктор кяхтинских бурят».

В апреле 1917 года сразу после февральской революции в России, в резиденции Хамбо ламы в Тамче состоялся съезд представителей бурят Западного Забайкалья. Председателем съезда и ведущим заседаний был избран Г. Бадмажапов. Повестка съезда была обширной. Были обсуждены вопросы об отношении к новому государственному строю, об увеличении числа школ и преподавании на родном языке, о медицинской помощи населению, о земле (о ясаке, улучшении хозяйств) и др. Всеми этими вопросами Гомбо-нойон занимался до приезда из Урги доктора Цыбыктарова.

Вскоре начались смутные времена. Началась в Бурятии гражданская война. Казаки отряда Д. Абидуева были заодно с белочехами и семеновцами. В свое время  Абидуев был снят с должности председателя земельного комитета, в марте 1918 года он уже мстил обидчикам: захватил имущество земских управ.

В изгнании

Гомбо Бадмажапов и доктор Цыбыктаров были вынуждены покинуть родину и временно переселиться в Ургу. Цыбыктаров стал работать врачом консульства, а Бадмажапов – в Главном управлении телеграфа.

Войска барона Унгерна с помощью местных феодалов и китайцев завладели Ургой. Начались аресты. Был расстрелян Цыбыктаров и много русских.

Гомбо Бадмажапову удалось скрыться с семьей. В Пекине устроился преподавателем института. Два года работал в Японии, читал лекции по монгольскому языку в Токийском университете. В 1924 году по приглашению Монгольского народно-революционного правительства прибыл в Ургу, его назначили на должность советника Министерства юстиции. Участвовал в написании первой конституции МНР. Он всеми силами оказывал помощь Монгольской народно-революционной партии.

«… В монгольском правительстве в начале 1918 года был создан бурятский комитет, куда вошли авторитетные и опытные деятели из числа бурят, живших и работавших в то время в стране – Цыбен Жамсарано, Гомбо Бадмажапов…» - писал монгольский ученый Хишигт Н. в своей статье «Бурятские национал-демократы в монгольской революции 1921 г.».

Арест и ссылка

Но он сам попал в руки ОГПУ-ВЧК. В 1931 году известных бурят, работавших тогда в Монголии, заключили под стражу и привезли в Москву. Так начались страшные годы преследований. Им приписали распространение идей панмонголизма, обвинили как японских шпионов. После многомесячных допросов приговорили Гомбо Бадмажапова к пяти годам лагерей. В 1937 году был освобожден, но без права возврата на родину. Отбывал ссылку в г. Белебей Башкирской АССР. Во всех источниках дата смерти – 1930 год. А он погиб в 1938 году.

Из архивной справки

Из справки УФСБ России по РБ узнаем, что Гомбо Бадмажапов работал переводчиком издательства «Иностранный рабочий». Имел следующий состав семьи: жена Бадмажапова Сыя Цаевна, 1887 года рождения, подданная МНР; внучка Думара, 1925 года рождения, проживала в г. Улан-Баторе.

30 сентября 1937 года Г. Бадмажапов был арестован сотрудниками  УГБ НКВД Башкирской АССР. 19 декабря 1937 года Г. Бадмажапов этапирован в распоряжение НКВД  Улан-Удэ. Он был обвинен в том, что «являлся агентом японских разведывательных органов», «руководителем ламско-кулацкой контрреволюционной диверсионно-вредительской организации».

Постановлением Тройки НКВД Бурят-Монгольской АССР от 16 марта 1938 года Г. Бадмажапов приговорен к высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Постановлением Президиума Верховного суда Бурят-Монгольской АССР от 10 ноября 1956 года постановление Тройки НКВД БМАССР от 16 марта 1938 года отменено, производство по делу в отношении Гомбо Бадмажапова прекращено за недоказанностью состава преступления.

Четыре месяца, ожидая приговора, сидел в улан-удэнской тюрьме. Совсем недалеко, в 100 км, был его родной дом. В тюрьме встретились два земляка. Помню, как рассказывал об этой встрече в 50-х годах моей эжы один  старик. Эжы звала его Максар ахай. Он был осужден как кулак.

- В 1937 году в удинской тюрьме я встретился с Гомбо-нойоном. Увидев его, очень обрадовался, кинулся ему на шею и заплакал. Рассказал ему о своей горькой доле. В тюрьме умерли сын и жена. Гомбо-нойон буквально сказал следующую фразу: «Максар, бу бархирышдаа. Уйлын ури иимэха юм (От судьбы не уйдешь)».  Когда меня утешил такой умный и благородный человек, мне стало легче, - сказал Максар ахай.

Я поинтересовалась родственниками Гомбо-нойона в Жаргаланте. Цырма Жамбаловна Будажапова, 1917 года рождения, была его племянницей (мама Владимира Шойнхоровича Будажапова). Дядя даже хотел её удочерить в 10-летнем возрасте и увезти в Монголию.

Янжима Дабаевна Васильева, директор Института XII пандито Хамбо ламы Итигэлова оказала мне большую помощь в написании статьи и рассказала о знакомстве с правнуком Гомбо-нойона Алтангэрэлом Шухэрийн – дипломатом в отставке. Я.Д. Васильева является внучатой племянницей Итигэлова. Она написала книгу «Хамбо лама Итигэлов. Смерти нет», которая выдержала два издания, переведена на монгольский и английский языки.

В этой книге есть строки, посвященные Гомбо Бадмажапову, и известная фотография 1913 года. Сын Гомбо-нойона Далай умер в молодом возрасте. Похоронен в Москве. Жена Сыя и внучка Думара были в ссылке в Горной Шории Кемеровской области. Их спасло то, что они были гражданами Монголии. В этой стране им помог Цокто Бадмажапов, однофамилец и друг Гомбо-нойона. Внучка Думара была врачом. Вот такой многострадальной была судьба Гомбо Бадмажапова, верой и правдой служившего Отечеству – России.