"Информ Полис" не раз публиковал интервью с Оюун Санжасурэнгийн в разных должностях. Депутат парламента и лидер партии, вице-спикер Хурала, министр иностранных дел, министр природных ресурсов. В прошлом году Оюун избрана председателем руководящего совета всемирной организации «Глобальное водное партнёрство». 

И мы не могли не задать ей вопросы, актуальные для жителей Бурятии.

- Насколько строительство монгольских ГЭС повлияет на экологию озера Байкал?  

- Этот вопрос разрабатывается давно. И мы понимаем интерес российской стороны, в частности бурятского народа. Правительство Монголии разных лет и разного состава относится к этому вопросу очень серьезно, он является приоритетным. Конечно, мы не желаем строить ГЭС, которые могут нанести колоссальный вред Байкалу. Мы согласны с позицией начинать проект только после проведения всесторонних, тщательных исследований. Завершена разработка технико-экономического обоснования строительства гидроэлектростанций.

Три года назад, будучи министром охраны окружающей среды, мы проводили исследования на предмет влияния ГЭС на озеро Байкал. Хочу отметить, что данные показали, что оно незначительное. Другими словами, надо понимать, что негативного влияния практически нет. Мне думается, что в этом вопросе можно обратиться к третьей, нейтральной и объективной стороне, которая проведет анализ и исследования по поводу вредоносности ГЭС для экологии озера. Сама я являюсь членом управляющего совета «Глобального водного партнерства». И знаю примеры решения подобных ситуаций как раз методом привлечения третьей, независимой стороны.

Для Монголии вопрос полного обеспечения страны энергией является важнейшим. В нашей стране нет больших природных водосборных резервуаров.

Я могу привести маленький пример, он может показаться незначительным, локальным, но все же. В западной Монголии мы построили ГЭС. Когда проект начинался, местные жители тоже были категорически против. Приводили доводы о том, что реки и маленькие речушки вконец обмелеют и т.д. И действительно, в первые два-три года воды стало меньше. Но это был процесс сбора воды в одном месте. Сегодня мы имеем прекрасное озеро, которому дали имя Гэгээн («священное». - Прим. авт.), наполняемость увеличилась, реки стали полноводными. К тому же мы имеем хоть небольшую, но ГЭС, вырабатывающую свое собственное электричество. Я, конечно, говорю сейчас с точки зрения монгольского гражданина. Россияне будут приводить свои доводы.

- Судьба вашей политической партии и планы на будущее? 

- С 1992 года в стране действует мажоритарная избирательная система. Она сама подталкивает к двум основным противоборствующим политическим силам. Это наблюдается и в Англии, и в ряде других стран. Система не позволяет находить отражение голосов избирателей пропорционально количеству мандатов. К примеру, Монгольская народная партия, набрав 46% голосов, получила 85% мест в парламенте. А демократы с 30% смогли забрать лишь 10% депутатских кресел. Оставшиеся партии, получившие около 20% голосов, могут поставить лишь одного своего депутата.

В 2012 году в Монголии впервые были внесены элементы пропорциональной избирательной системы. Одна треть по партийным спискам, две трети по мажоритарной. Тогда наша партия «Гражданская воля - зеленые» благодаря нововведениям смогла делегировать своих представителей в законодательные органы. Но в 2016 году страна пришла к старой мажоритарной системе. И получается, что маленьким партиям не предоставляется возможность быть внутри и влиять на законодательные инициативы.

Плюс ко всему сами выборы завязаны на деньгах. Агитационная кампания у нас платная. Получается, что у кого больше денег, возможностей, связей со СМИ, тот и может влиять на исход выборов. Мое мнение, что нужно запретить платную агитацию. Практически все СМИ находятся в руках политиков. Это получается несправедливая игра. И мне, как лидеру, не хочется призывать своих соратников идти и ввязываться в заранее проигрышное мероприятие.

Мы участвовали в пяти выборах, а результат всегда – 1 - 2 места в Великом хурале. Однако я не могу сказать, что мы за 16 лет не работали. Даже меньшинством мы смогли провести конструктивную и эффективную работу в вопросах экологии, улучшения работы правительства, помощи малоимущим и т.д. Я ни разу не пожалела о создании своей партии.

Однако пришло время изменить тактику. Поэтому я приняла решение и предложила своим однопартийцам объединиться с Демократической партией. Но большинство меня не поддержали. Между тем соответствующий меморандум уже подписан. Однако мой политический опыт показал, что при такой избирательной системе мы не можем прыгнуть выше. И каждый раз получается, что я сижу в парламенте одна. А если мои более молодые соратники хотят быть депутатами ВГХ, пусть это делают в составе Демпартии, чтобы у них были шансы туда попасть.

Свою дальнейшую политическую жизнь я вижу несколько иначе. Я хочу сконцентрироваться на одной области и вести целостную работу. Моя деятельность будет касаться устойчивого развития, зеленого развития, охраны окружающей среды, экологии. Будучи министром природы, я смогла ратифицировать «Политику зеленого развития» Монголии. Поэтому хочу свою деятельность направить именно на ее реализацию.   


С.Оюун стала лицом коллекции весна-лето IPANEMA датского бренда DYRBERG/KERN

- Наши читатели интересуются, почему вы не баллотируетесь в президенты Монголии? Неужели страна не готова к президенту-женщине?  

- Спасибо. Я благодарна за поддержку бурятского народа и бурят, проживающих в  Монголии. Вопрос президентства упирается все в ту же избирательную систему. Нужно баллотироваться от имени двух господствующих партий, иначе вероятность победы будет слишком малой. Честно, я сама никогда и не думала об этом. Однако большое спасибо за поддержку.

- Как живут ваши земляки? Надеемся, их обошел стороной кошмар для всех скотоводов - дзуд (гололедица в степи)?

-  Вообще наши буряты – очень трудолюбивый народ. Они, можно сказать, особо не боятся дзуд, потому как хорошо готовятся к зимовке. Заготавливают сено в достаточном количестве. Помнится, три года подряд, в 1999, 2000 и 2001 годах, в Монголии был страшный дзуд. И мы от фонда «Зориг» вместе с телевизионщиками готовили серию видеороликов про быт бурят Дорнод аймака. И тогда даже журналисты удивлялись тому, насколько мал был падеж скота в этих районах. И одна бабушка, когда у нее брали интервью, даже не знала, что дзуд есть. Когда приезжаешь к нашим бурятам, есть разница. У них хорошо обустроенные стоянки, много заготовленного сена. 

- Ваши пожелания бурятским читателям, мы давно не виделись.  

- Конечно, хочу пожелать всем всего самого наилучшего. Хочется сказать, что любое развитие должно быть дружественным к природе. Наша монгольская кочевая цивилизация на протяжении тысяч лет развивалась в гармонии с природой. На мой взгляд, именно такое развитие является ключом к решению сегодняшних экологических проблем мирового масштаба. И наша «зеленая» цивилизация получит достойное внимание мирового сообщества. Потому как сегодня на первом месте потребление, чрезмерное природопользование и т.д. Веками заложенные традиции быта монголов, бурят могут стать примером для всей планеты. И поэтому нам не нужно забывать свои традиции, корни. Становится важным воспитание детей именно в нашей традиции. И опыт наших предков может стать не регрессом, а именно прогрессом всего человечества. Поэтому давайте все вместе придерживаться этих идей и будем правильно развиваться. Желаю всем вам всего доброго. 

- Спасибо!